Это очень неоднозначная история. Но так ли уж не права женщина в подобной ситуации?

История Марины и Николая начиналась точно так же, как у сотен (если не тысяч) влюбленных пар нашей страны: познакомились в институте, около года встречались и дружили, затем сыграли шумную и красивую свадьбу. Да и после этого история во многом была похожа на остальные: взяли ипотеку, купили квартиру, через пару лет задумались о детях и довольно быстро стали счастливыми родителями сначала дочки Машеньки, затем сыночка Андрейки.

Проблемы и непонимание начались примерно через семь лет после свадьбы. Марина вдруг поняла, что Николай – не ее мужчина. Мало зарабатывает, много времени проводит с друзьями и совсем ничего не делает по дому. Атмосфера в доме испортилась, это и друзья стали замечать. Николай обсуждать эту тему не любил, но, если уж друзья спрашивали, коротко бросал: «Меня все устраивает».

Близкие уверяли, что это обычный кризис обычной семейной жизни (что там про тысячи таких же пар?). Но супруги однажды поняли: пора разводиться. Их расставание многочисленную родню огорчило, но в общей массе лишь подтвердило неутешительную статистику. В России распадается каждая вторая семья. А самый кризисный «возраст» брака – как раз период с 5 до 9 лет.

Однако если вы думаете, что разговорами о разводе и самим расставанием все закончилось, то сильно ошибаетесь. С него все как раз началось, а история неожиданно перестала быть типичной. Как только Николай, устав от постоянных придирок, поднял вопрос о своем уходе, Марина заявила: «Уходишь из семьи – забирай детей».

— По-моему, все логично. Кто не выдерживает, разбивает семейный союз и, так сказать, вылетает из гнезда, тот и должен забирать детей. Я очень люблю и сына, и дочь, но почему я должна оставаться в статусе брошенной жены, да еще и в категории матери-одиночки? — негодовала Марина.

Удивленный Николай неожиданно для себя узнал, что такой порядок был заведен в семье его жены как минимум несколько поколений назад. Еще прабабка, узнав об уходе мужа к любовнице, выставила его за порог вместе тремя детьми. Затем тетя во время развода настояла на том, чтобы бывший суженый не забыл забрать с собой двоих сыновей. То же самое хотела предпринять мать Марины (правда, в итоге тесть и теща все же остались вместе). И вот, наконец, сама Марина. Поступали ли так же мужчины семьи, история умалчивала. То ли жены от них не уходили, то ли они просто не решались сбагрить с ними детей, но факт остается фактом.

— Не понимаю, почему нормой в современной обществе считается, чтобы дети в любом случае и при любой ситуации (если только мать не является законченной алкоголичкой) оставались с женщиной. Пусть остаются с тем из родителей, кто настоял на расставании. Если бы уходила я, то я бы и забрала детей, – не унималась Марина.

Ее аргументы были железобетонными: уходящему супругу с детьми достается приличная часть имущества. Муж будет получать алименты и различные социальные выплаты. В общем, жить хорошо и припеваючи.

Николай никак не мог оправиться от шока. Не столько от поступка и рассуждений жены, сколько от того, что ранее даже не догадывался о «ненормальной традиции» в ее семье.

— Несколько раз пытался поговорить с Мариной, объяснить, что дети не должны участвовать в наших разборках, убеждал, настаивал… Все бесполезно. Решил привлечь к обсуждениям тещу. Надеялся, что хотя бы она, женщина в возрасте, встанет на мою сторону, а главное – на сторону своих внуков. Но разговор не заладился.

Зинаида Васильевна, едва поняв, о чем зайдет речь, сразу оборвала зятя. Причем ее аргументы тоже были «железобетонными» и, наверное, по-своему даже правильными.

— Женщины у нас в роду всегда были крепкими и везли на себе все: и дом, и проблемы, и детей, и мужа… Началось это еще после войны, когда бабушкин супруг вернулся с фронта и начал погуливать. В деревне тогда мужиков практически не было, и многим было приятно, что к ним захаживает статный отставной военный. А бабушка в это время стирала, убирала, работала в поле и… рожала от дедушки детей. Да-да, дедули хватало и на жену, и на любовниц. Бабушка даже смирилась с этой участью, как вдруг дед объявил, что уходит из семьи к одной из своих пассий. Представьте состояние бабули, которая, даже зная об изменах, все равно старалась сохранить семью, терпела, прощала. А тут такое. Значит, ему – новая жизнь, а ей – долги и дети? Нет! Так не пойдет!

По словам Зинаиды Васильевны, тогда-то бабушка и сказала ту самую фразу: «Уходишь из дома – забирай детей». Первой в семье. Да не только сказала. Выставила за дверь вместе с дедом и троих малолетних ребятишек. Рыдала потом, конечно… Руки до синяков искусала, понимая, что ее малыши будут ночевать где-то в чужих стенах (да еще и, возможно, у той самой разлучницы), но крепко стояла на своем.

— Дед пришел через три месяца. Вместе со всеми детьми. Просто зашел в дом, бросил сумку на пол и сказал: «Я вернулся…» Бабушка никогда не спрашивала, почему он принял такое решение: выгнала ли любовница или сам понял, что семья дороже, однако же выбор он сделал. Через 9 месяцев после бурного примирения родилась моя мама, а еще через несколько лет дед утонул во время весенней рыбалки. Так что всех детишек бабушка все равно поднимала в одиночку…

Николай был уверен, что если бы заранее знал о традиции в семье Марины, то не стал бы на ней жениться

Перебранки, ссоры и разборки в этой семье продолжались полгода. Николай недоумевал: если он не устраивает жену и она сама вынуждает его пойти на развод, то зачем так бесчеловечно обходиться с детьми? Марина уверенно заявляла, что «нормальный мужик вообще не будет уходить, а учтет все претензии и изменится, потому что уход – это предательство, а потому супруг обязан тогда уйти не один, а вместе с сыном и дочкой».

Как ни странно, точку (или многоточие) в этой истории поставило неожиданное повышение Николая по работе и… сокращение Марины с должности. Как-то автоматически вдруг стало понятно, что безработная жена не только не сможет выплачивать отступные и алименты, но и сама вряд ли проживет на пособие по безработице.

— И тогда она первая предложила помириться и перестать делить детей, – улыбается Николай. — Я сразу согласился. Кто-то скажет, что в этой ситуации поступил не как мужик, а как тюфяк и снова пошел на поводу у жены. Но какая разница, что помешало нам развестись, – старые чувства или дурацкая семейная традиция. Главное – мы снова вместе, живем в одной квартире и вместе воспитываем детей.

От редакции

Когда эта статья уже была готова к публикации, стало известно, что Анна, родная сестра Марины (педагог в университете), тоже объявила о разводе и собралась уходить от мужа к своему студенту – молодому 21-летнему парню. Супруг Анны ее решение принял, однако сразу поставил условие: «Уходишь из семьи – забирай детей!» По слухам, неверная жена была в шоке от подобной, по ее словам, наглости и долго пыталась спорить, ссылаясь на то, что данная традиция принадлежит исключительно ее семье и не может быть использована другими лицами. Но бывший муж был непреклонен. В настоящее время дело о том, с кем останутся дети, рассматривает суд, супруги не могут прийти к единому мнению и продолжают жить вместе. Кто знает, может, странная семейная традиция сохранит и эту семью?

Источник: wday.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

тринадцать − 13 =